smallofort (smallofort) wrote,
smallofort
smallofort

Categories:
Два документа, касающихся дела Чандлеров.
Первый – письмо д-ра Матиса Абрамса адвокату Барри Ротману от 16 июля 1993 года, в котором Абрамс делает свое «заключение» о характере взаимоотношений между подростком и взрослым мужчиной, основываясь на словах Ротмана (при копировании страница немного подвернулась, поэтому число «16» превратилось в «6»):

letter-from-mathis-abrams

Именно это письмо Абрамса в присутствии Джордана зачитал Эван Чандлер на встрече с Майклом и Пелликано 4 августа 93 года.


***

Второй документ – это письмо Эвана Чандлера Барри Ротману:




letters-and-notes-from-evan-to-barry 1

letters-and-notes-from-evan-to-barry 2

5 августа, 1993

Дорогой Барри,

Я написал это письмо, чтобы проинформировать Вас, как я намерен действовать в случае с Майклом Джексоном. После событий, имевших место прошлым вечером, мои чувства по отношению к нему и, следовательно, мое намерение иметь с ним дело, изменились.

Как вы знаете, одна из причин того, почему я воздерживался от предъявления судебного иска, было понимание, что это будет иметь разрушительный эффект для мира (карьеры) Майкла. Я верил, что Майкл был добрым, чувствительным, сострадательным человеком, который совершил ошибку, допустив бесчестную любовь к Джорди. Теперь я знаю, что я был неправ.

Когда Джорди и я встретились вчера с Майклом и м-ром Пелликано, Джорди прямо перед ними подтвердил, что я имею доказательства того, что Майкл сексуально посягал на него. Майкл отвечал с холодной насмешливой улыбкой, которую вы часто видите на лице преступников, которые заявляют о своей невиновности, даже если налицо неопровержимые доказательства их виновности. Это было леденящее зрелище. Он показал, что у него нет никаких признаков раскаяния в его действиях и что он совершенно безразличен к страданиям Джорди.

Я считаю, что психиатрическая оценка Майкла Джексона покажет, что он является педофилом. Следовательно, у меня нет никакого желания защищать его и, наоборот, я считаю, что он должен находиться в тюрьме, чтобы защитить других детей, которые могут быть жертвами его ужасного поведения. Я верю, что после должного/надлежащего процесса и расследования, проведенного Окружным Прокурором, это обязательно произойдет.

Джорди сделает очень (неразборчиво) свидетельские показания, поскольку он будет говорить только правду. Я принял решение, что он должен пройти тест на детекторе лжи, и вы сможете воспользоваться этими результатами, чтобы поддержать (подтвердить) его показания.

Мне хотелось бы продолжить переговоры с м-ром Пелликано, но если эти переговоры не будут успешными, тогда я, как ваш клиент, поручаю вам начать дело против Майкла Джексона по поводу сексуального насилия над моим сыном.

С уважением,
Подпись (Эван Чандлер)



P.S. Сегодня я проснулся рано утром и зашел в комнату Джорди поцеловать его и сказать ему «до свидания» перед тем, как я уйду на работу. Он спал. На полу рядом с его кроватью я нашел рисунок. Я думаю, вы должны увидеть это. Я очень напуган. Так или иначе, пожалуйста, поскорее покончим с этим, так быстро, как только возможно.

***


Фотокопия этого письма впервые была опубликована в книге В.Г. «MJWML», а уже оттуда оно «перекочевало» к Тараборелли.

Письмо, конечно, зашибись.
Особенно впечатляет фраза Эвана о «детекторе лжи» - при том, что результаты обследования на полиграфе не принимаются американскими судами и не рассматриваются в качестве улик и доказательств. Тестирование же несовершеннолетних на полиграфе не проводится «по определению».

https://antipolygraph.org/

(Вот здесь – любопытная инфа про полиграф на русском:

http://psyfactor.org/02-07-2003.htm

http://www.psy-expert.com/publ/normativnye_dokumenty/nauchnye_raboty_i_publikacii/poligraf_kak_istochnik_dokazatelstv_po_ugolovnomu_delu/6-1-0-7

http://pravorub.ru/articles/31867.html)


Здесь можно, в принципе, поставить многоточие, вопросительный или восклицательный знак, или просто вынести этот «документ» за скобки. Что в основном и делают авторы большинства интернет-статей, посвященных делу Чандлеров. И совершенно напрасно: из песни слов не выбросишь. На мой взгляд, это письмо – очень интересный «артефакт», поэтому поиграем немного в «доктора ватсона».


С самого начала, как только я прочитала этот текст в книге Р.Т., он произвел на меня несколько странное впечатление. Было ощущение, что письмо предназначалось не столько для глаз Барри Ротмана, сколько для чьих-то других, «третьих» глаз – слишком нарочито, «литературно», местами даже несколько «театрально» оно написано. Этакий «роман в письмах».

Скорее всего, письмо переписано с черновика.
Почерк «слабовыработанный» - т.е. «детский» - как квалифицировали ли бы его графологи. Текст очень точно уложился в две страницы. Письмо ровное, с одинаковым нажимом, предложения продуманы и закончены; нет следов «работы мысли». Нет ни единой помарки, никаких исправлений и зачеркиваний. Все, кто еще помнит, как пишутся и как выглядят не электронные, а самые «обычные», от руки написанные письма, согласятся, что ни одно письмо, написанное «спонтанно», без предварительного черновика, не обходится без «правки».


По поводу постскриптума, в котором речь идет о рисунке Джордана с изображением «суицида»: Рэй Чандлер в своей книге «All that glitters» утверждает, что рисунок был сделан Джорданом в офисе адвоката Барри Ротмана:

«As he left the office he handed Barry the picture Jordie had drawn while “doodling” in
Barry’swaiting room the night before»
(На самом деле это большой вопрос – что же в действительности изображено на рисунке и кто является его автором).


Но самое странное, как мне кажется - это сам факт существования этого письма.
Допустим, почта Лос-Анджелеса работает с молниеносной скоростью и доставляет все письма в течение суток (интернет в 93 году еще не получил широкого распространения и, судя по всему, ни Ротман, ни Чандлер не пользовались электронной почтой).
Однако на дворе все же был конец двадцатого века, а не девятнадцатого… и телефон еще никто не отменял.

Хьюз:

«В то время Ротман и Чандлер говорили по телефону по меньшей мере три-пять раз в день. Чандлер не часто появлялся в офисе, но звонил постоянно. Ротман всегда говорил с ним в своём кабинете, закрыв дверь».

«Детский» вопрос: зачем надо было «письма» писать, если можно было просто снять телефонную трубку, набрать номер и дать «указание» - «Барри, готовь судебный иск против Джексона»?


Но самая странная информация об этом письме содержится, опять же, в книге Рэя Чандлера. Сразу после фразы о том, что, уходя из офиса Ротмана, Эван отдал ему рисунок Джордана, Рэй пишет:

«He also gave Barry a letter with instructions on how to proceed».

То есть, согласно Рэю Чандлеру, Эван либо -
а) писал письма Ротману, сидя у него в офисе (проставляя при этом в «шапке» письма не только число и месяц, но и год – видимо, для того, чтобы не потеряться во времени и пространстве);
либо -
б) Эван писал письма у себя дома (или в своем стоматологическом кабинете), а затем сам отвозил их Ротману.

Гм.

Есть еще третий вариант: это письмо было написано не в августе 93 года, а гораздо позже, в 94 году, специально для книги В.Г.
От окончательных выводов удерживает фраза Эвана о переговорах с Пелликано – для Чандлера эта фраза, тем более написанная «задним числом», была очень невыгодна. Потому как даже В.Г. прокомментировал этот текст следующим образом: «Ясно, что деньги были приоритетом»

(Вообще говоря, об дело Чандлеров все зубы обломаешь, пытаясь докопаться до сути вещей и понять логику событий. С другой стороны, искать какую-то логику и смысл в поступках Чандлера или Гутьереса – это порой просто пустая трата времени. Эван, передавая Гутьересу большое количество документов и фотографий, рассчитывал на то, что В.Г напишет книгу о страшном злодее Майкле Джексоне и о несчастной жертве Джордане. А вместо этого он получил роман о «большой чистой любви», которую разрушил коварный и корыстолюбивый отец)

Занавес.
Tags: Дело Чандлеров
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author